cat-aka-Rina
Название: Серый рыцарь
Автор: cat-aka-Rina
Бета: сама себе редактор )
Рейтинг: наверное, все же PG-13
Персонажи и пейринги: персонажи КОТОР-1, м!Реван / Бастила
Жанр: action, drama, missing scene
Размер: миди (18529 слов)
Аннотация: Причина падения у каждого разная. Кто-то гонится за властью и могуществом, алча признания более сильного, талантливого и знаменитого друга. Кто-то отвечает на жестокость врага такой же жестокостью, после чего грань Силы размывается, в бою ведь все средства хороши? А кто-то обращается к Темной Стороне из чувства вины, стыда и страха. И что бы там ни говорили зануды из Совета джедаев, любовь не ведет к Темной стороне, к ней ведут ревность, страсть, гнев. Любовь же дарует силу, гармонию, покой.
Предупреждения: канон уважаем, стараемся за рамки образов не выходить
От автора: размышления о незавидной судьбе "серого" джедая, немного боев, немного пафоса и любви
Статус: завершен


Путь ситхов – путь лжи и предательства. Теперь я понимаю, чего стоило Карту хотя бы попытаться поверить мне. Видимо, он ожидал, что я ударю его в спину, порублю всех на «Ястребе» и улечу снова строить свою империю. Интересно, как он себе это представляет, учитывая, что «Звездная кузница» захвачена Малаком и не просто захвачена, а начисто свернула ему мозги. Слишком длительное воздействие этого инструмента Темной стороны на разум и тело, подпитка темной энергией звезд – и Малак превратился в циничное кровожадное чудовище. Воевать он всегда умел, тактик более слабый, чем я или Сурик, но самоцель его претерпела изменения, и, по правде, даже мой покареженный джедаями разум уже отказывался воспринимать доводы этого «злодейского злодея». На нашей следующей остановке – Коррибане – в академии ситхов мы с Джухани выдержали настоящую проверку огнем и мечом на наши убеждения. Катарка окончательно убедилась, что я не собираюсь на Темную сторону и никого не пущу, а я для себя изучил некоторые полезные навыки Темной стороны. Пришлось буквально по крупицам восстанавливать знания, но результат того стоил. Основной принцип мандолорианских войн заключался в том, что врага били его же оружием и тактикой. Таким образом, чтобы победить, мне пришлось бы стать ситхом, только хитрее и умнее Малака. Словом, нужно было снова стать Реваном, и это была проблема с учетом сомнений в собственной идентичности. После стираний памяти, всех этих потрясений, долгих бесед с серым джедаем Джоли я почувствовал, что утрачиваю ощущение Темной-Светлой сторон. Бастила боялась, что, влюбившись в нее, я паду. Тут уж скорее я пал бы от одной мысли, что Малак где-то пытает мою любимую женщину в попытке склонить на свою сторону, а любовь и желание спасти Бастилу, напротив, сделали меня сильнее. То, что я надумал себе, пока один крался по гробнице Нага Садоу за последним фрагментом Звездных карт, ввергло бы всех моих учителей Ордена в ужас. Пожалуй, только одна Крейя хмыкнула бы и поздравила с прозрением. Если мне суждено будет выжить после мясорубки в системе Лехона, я постараюсь донести свои знания до Ордена. Хотя и подозреваю, что они не способны будут принять и оценить путь «серого» джедая, каким был Биндо. Ведь во многом под влиянием Джоли, наших бесед с ним, и сформировалась моя позиция. И пусть лукавый старик не отмахивается возмущенно от моего шутливого «наставник», правду мы оба знаем.

Звездная кузница представляла собой устрашающее зрелище. Вытянутое, веретенообразное колоссальное – не побоюсь этого слова – сооружение, которое поглощало светящуюся, струящуюся как жидкое пламя энергию звезды. Вокруг станции непроходимой стеной застыли крейсеры ситхов, заградительные корабли, готовые исторгнуть из своих ангаров сотни автоматизированных истребителей. Судя по звуку, который издал Карт в кресле пилота, его мысли были схожи с моими. Малахор 5. Это напоминало Малахор 5, битву, положившую конец войне. Не битву… бойню. С минуты на минуту появятся силы Республики и начнется битва.
-Мне все больше кажется это безумием, - заметил Карт, откинувшись на спинку кресла и сложив руки на груди.
-Что сказала адмирал Додонна? – я изучал предстоящее поле битвы. Мда. Тогда у нас хотя бы был иридонианец с его генератором гравитационной тени. Нам нечего противопоставить Малаку, кроме дерзости и отчаянья самоубийц. Коснулся Силы – все размыто и не предрешено. Мы играем на чужом поле.
Карт пощелкал комлинком на приборной панели корабля, выходя на чистоту Республики. Были слышны голоса переговаривающихся капитанов, отрывистые приказы Додонны с флагмана.
-Ждем джедаев.
В рубку вошел Кандерус.
-Будут какие-нибудь приказания, Реван? – кажется, ему одному доставляет удовольствие называть меня этим именем. Мандолорианец в открытую признался мне, что для него честь – сражаться под моим началом.
-Сядешь на турель. Если я правильно понимаю адмирала, она хочет бросить нас и джедаев на острие атаки, как во время захвата «Непобедимого», чтобы мы смогли залететь в ангар станции, - я включил систему внутреннего вещания. – Всему экипажу «Эбенового ястреба» внимание! Займите места и пристегнитесь. Т3, в кабину, - потуже затянул на кресле второго пилота ремни безопасности.
Поручив маленькому астромеху энергораспределение дефлекторных щитов, чтобы дроид сам мог следить за состоянием корабля, я обратился к Силе, как тогда, на гонках на Тарисе. Может, Карт и сомневается, что мы сможем прорваться сквозь барьер ситхов к Кузнице, но я это знаю. Все слишком боятся Боевой медитации Бастилы, когда как у нее есть одно слабое место. До тех пор, пока адепт Темной стороны не очистил свой разум от страха, он будет уступать джедаю.
По рации адмирал Додонна объявила о начале операции, и битва, которая войдет в анналы истории под названием «Сражение за Звездную кузницу в системе Лехон» началась.
«Эбеновый ястреб» оказался во главе клина, в который растянулись истребители рыцарей Ордена. Корабли ситхов ответили шквальным огнем на наше приближение, поэтому пришлось сразу уйти в штопор. В который раз убедился, что Онаси – прекрасный пилот. В те минуты мы с ним действовали как единый разум и тело, спасая корабль от прямых попаданий протонных торпед и залпов турболазеров. Сзади и по флангам нас прикрывали истребители, Додонна же подвела вплотную крейсеры и дредноуты, отвлекая от нашей диверсантской группы внимание вражеских кораблей. Против нас выпустили десятки истребителей, и я слышал, как грохочут наши квадралазеры и турболазерная турель и как неистовствует в сражении Кандерус. Обшивка контрабандистской баржи, превратившейся в боевой корабль авангарда Республики, гудела от напряжения и статических разрядов, Т3 напряженно чирикал, только и успевая перенаправлять энергию с одного дефлектора на другой. Из пассажирского салона доносились вскрики, когда корабль в очередной раз закладывал фигуру высшего пилотажа, но я уже видел мерцающее защитное поле ангара станции. Заверещал за спиной дроид, сообщая о потере кормового щита. А вот это уже скверно. Я резко поменял курс, и теперь мы мчались параллельно защитному полю ангара. Отдал приказ Кандерусу стрелять по генератору защитного поля, боюсь, с учетом потери щитов у нас второго шанса не будет… С грохотом ринулись вниз защитные переборки, отрезая ангар от враждебной безвоздушной внешней среды, но мы уже внутри, едва не сломав шасси. Карту с трудом удалось увести «Ястреба» от столкновения с противоположной стеной, свет вокруг погас, и лишь когда включилось тусклое аварийное освещение, я выдохнул от напряжения. Туника была влажная от пота.
-Джоли, Джухани, НК, за мной. Карт, Кандерус, подготовьте «Ястреб» к отлету. Боюсь, нам придется очень быстро сматываться отсюда, - я стукнул по ручному механизму спуска трапа и поспешил на помощь другим рыцарям Ордена, которые уже сцепились с подоспевшим отрядом темных джедаев. Их пока немного – не больше десятка, но я так подозреваю, что это только начало, ведь станция – огромна.
Согласно уговору с мастером Вандаром, джедаи остались на первом уровне охранять пути к отступлению. Дальше мы пошли вчетвером. Вероятно, они руководствовались идеей, что в прошлый раз маленькая и мобильная группа по захвату Темного лорда действовала гораздо эффективней любого крупного отряда, только тогда эта вылазка была всего лишь на вражеский флагман, а не в «гнездо гадов ползучих Темной стороны», как шутливо окрестил станцию Джоли. Я же смутно подозревал, что это не столько гений тактической мысли адмирала и магистра Ордена, сколько сознательная жертва, на которую они послали бывшего лорда ситхов. Искупление грехов. Моих грехов. Пожалуй, если бы мог, шел бы один. Но, даже реально оценивая собственные силы, я прекрасно понимал, что четверых слишком мало. Это все равно что бросить пару камней в попытке укрепить прорвавшуюся плотину. Водный поток их просто сметет. Поэтому я использовал все, что мог противопоставить врагам. Здесь уже не до честной схватки стенка на стенку, мне еще нужно разыскать Бастилу и дражайшего друга, который наверняка по-злодейски потирает руки и довольно хихикает, что раздавит наглецов как мошек. Но недаром я выпросил у Заалбара всю взрывчатку, что была у него и Миссии…
Малак не мелочился. Против нас бросили, наверное, весь гарнизон. Казалось, всем этим дроидам, темным джедаям, десантам гренадеров ситхов и пехотинцам просто не будет конца. У верного НК, исправно прикрывающего меня с тыла, уже раскалилась винтовка. Джоли и Джухани рубились спина к спине, удачно сочетая стиль нападения Атару катарки и защиты Соресу Биндо. Но даже вдвоем держа оборону, они уже устали, одежда почернела от копоти. У меня самого уже гудели плечи и устали кисти рук, но я понимал, что главное сражение мне еще предстоит.
Ситх знает, сколько мы прорубались к этой командной палубе: полчаса, час, несколько часов. Орды дроидов вскоре закончились, иссякал постепенно поток адептов темной стороны. Похоже, те несколько камушков все же забили брешь в плотине. Но где-то на дне привычного в бою хладнокровия проскальзывала неприятная мысль: а ведь всех этих джедаев вербовали по приказу Ревана, ну в смысле того, Темного лорда, который на Малахоре 5 восстановил ситховскую академию. Неудивительно, что они так реагировали на него в Храме на Лехоне, стоило им признать бывшего господина. А между тем я все сильнее и сильнее ощущал возмущения в Силе. Боевая медитация. Ее ни с чем не спутаешь. И ее источник был уже совсем близок.
-Засада! – рявкнула Джухани, первая взбежавшая на очередной уровень. Там, у дверей ощетинились алыми световыми мечами трое темных джедаев. Причем не просто джедаи, а мастера силового воздействия, консулы – не меньше. Из нас троих на ногах устоял только Джоли. Мы теряем время… И старый джедай это понял.
-Беги, мы задержим их! – он на секунду рубанул их силовым воздействием. Джоли прав – другой возможности не будет. Подрубив одному из нападавших ноги, я рванул наверх, к двери и разбил магнитный замок. За моей спиной Джухани с яростным боевым кличем в кувырке бросилась на пол, пытаясь подсечь противникам ноги. Снова открыл пальбу НК, при этом цинично комментируя происходящее…
Внутренние двери захлопнулись, отрезав меня от сражения. Впереди, возле огромной голографической карты системы, станции и разворачивающегося вокруг нее сражения застыла в медитативной позе на коленях Бастила. На звук закрывшейся двери она подняла голову и посмотрела на меня холодным взглядом.

Годы спустя многие спрашивали рыцаря Шан, почему же она поддалась Малаку, предав учение джедаев. Бастила всегда затруднялась с отаветом. Но, по крайней мере, она разучилась себе лгать, благодаря Ревану. В ней всегда были гнев, обида, страх – все то, что толкает неосторожного джедая к падению. А еще гордыня. Совет так много твердил о ее значимости, что постепенно она и сама в это поверила. Только это оказалось таким же пшиком, как и Темная сторона. Сломавшаяся под бесконечными пытками с обожженным израненным телом, девушка не познала сути вещей, как этого от нее требовал Малак, она просто обозлилась на Орден. Который превратил ее в предохранитель взрывного устройства под названием «Реван – Темный Лорд». Которые заставили лгать ему в глаза все это время. Которые наказали ей не препятствовать, если жизнь Хэя будет в опасности, потому что даже с другой матрицей личности Реван стал расходным материалом и главное его предназначение – уничтожить Звездную кузницу и Малака. Наверное, они были бы не против, если бы Реван погиб вместе с наследием ситхов. И Бастилу это разозлило. Да какое они имеют право… Поэтому когда на крыше храма Реван с непроницаемым видом отверг все ее предложения, просьбы и мечты, Бастила пришла в ярость, в какую может прийти только отвергнутая женщина. Ведь ради него старалась, хотела вместе с ним отомстить жонглирующему чужими судьбами Ордену. Она ощущала себя преданной, им в первую очередь. А может, великий Реван и не испытывает к ней ничего? Ведь когда они переспали, память к нему еще не вернулась. Выходит, все это время она любила «набитое чучело». Так чувства вины и стыда обратились в гнев.
Но вместе с тем пришел и страх. Со смешанными чувствами она наблюдала за ходом сражения республиканцев, самоубийственную атаку «Эбенового ястреба», с каким-то злорадством ощущала, как бесится ее учитель, который считал себя непобедимым, а тут горстка джедаев бросила ему вызов и думает, что они в состоянии противостоять мощи древней станции. Но когда Малак велел ей дожидаться на второй командной палубе прибытия Ревана, Бастила испугалась. С омерзением она поняла, что и тут ее всего лишь использовали, как пешку. И как же она права была, что предлагала Ревану свергнуть эту поганую тварь Малака. За почтительностью она прятала страх и злобу. Малак научил ее, как использовать энергию Темной стороны, которая концентрируется здесь, это уравняет их шансы с Реваном. Если она сумеет его одолеть, то найдет потом способ и сжить со свету своего ненаглядного учителя. А там и Орден ответит за свое ханжество и лицемерие…

Прервав Боевую медитацию, она поднялась с пола и повернулась к прорвавшемуся к ней Ревану. Коричневая туника в подпалинах и копоти, мокрое от пота лицо облепили неровно опаленные с правой стороны черные волосы, на щеке ожог. Учитывая, что им пришлось вчетвером штурмовать два уровня станции, выглядит живее всех живых.
-Лорд Малак не верил, что ты зайдешь так далеко, - доверительно сообщила ему девушка. – Вы что, действительно верите, что сможете уничтожить наследие Ракатан? Да эта Звездная кузница старше Республики на тысячи лет!
Реван молчал. Воспользовался передышкой, чтобы перевести дух! А она перед ним распинается. Сейчас она ему продемонстрирует всю ее боеспособность, подпитанную энергией Темной стороны. С шипением выдвинулись лучи алой плазмы, Бастила открыла себя Силе, позволяя Темной стороне течь сквозь нее, и кинулась на Ревана. Они обменялись несколькими яростными ударами, и Бастила с торжеством поняла, что Реван ушел в глухую оборону. Устал? Сдается?
-Это все, на что ты способен? – издевательски осведомилась у него Бастила, оттеснив его к вентиляционному колодцу, и теперь пыталась его туда спихнуть. – На мостике «Непобедимого» ты был куда резвее!
Реван сумел парировать ее Чо Маи , контратаковал. Она ушла в заднее сальто и швырнула в него вращающийся посох. Теперь уже он вынужден был воспользоваться Силой и прыгнул вверх на пару метров, пропуская атаку. А Бастила уже притянула посох и снова налетела на него, выбив из руки синий меч. Быстро перестроившись на форму фехтования V, позволяющую эффективно атаковать с одним клинком, Реван попытался обезоружить противницу. Сан Джем не сработал. Бастила подставила одно из лезвий, и они сцепились клинками. За несколько недель она невероятно прибавила в технике, хоть и было видно, что она черпает силы от Кузницы. После стольких тренировочных спаррингов на Дантуине оба знали слабые места друг друга, и потому бой рискует затянуться.
Реван первый разорвал этот бессмысленный клинч и отшатнулся от Бастилы, отключив меч.
-Сдаешься? – выдохнула она.
Отрицательно качнул головой.
-С возвращением воспоминаний к тебе вернулось мастерство? – девушка тоже отключила посох. – Ты почти не уступаешь себе прежнему в день твоей гибели на «Непобедимом».
-Не уступаю, потому что не хочу драться с тобой.
Бастила наморщила нос.
-Хватит чушь нести! Сражайся! Видишь, я улучшила свое Шии-Чо, как ты мне советовал год назад, - она перекрутила посох.
Круг замкнулся. Но тогда он не насмехался над ней, говорил почти искренне.
-Я с тобой не буду сражаться, - сказал Реван, хмуро глядя на нее.
-Что за джедайский примитивный приемчик? – разозленно спросила девушка.
-Я не верю, что ты способна убить меня. Что ты вообще способна убить кого-то.
О Сила… Кто говорил, что этот человек – гений? Да он просто гундарк конченый, если готов сложить оружие перед ситхом!
-Заткнись! Я одолею тебя и стану полноправным учеником владыки ситхов! – взвизгнула Бастила, и с ее пальцев сорвались шипящие молнии. Реван еле успел активировать меч, и молнии с треском ударились об фиолетовый клинок. Бастила налетела на него как дикая кошка и начала наносить по нему такие чудовищные удары, бешено вращая посох, что у него стали дрожать локти. Кажется, она настолько распалила себя Темной стороной, что могла бы кинуться и на Малака. И Реван бы еще поспорил кто кого, потому что Бастила Шан, серея лицом прямо на глазах, превратилась в демона.
-Бастила… да пойми же ты… Малаку не нужен ученик!.. Ты же видела, что он сделал… - срывая дыхание, выкрикивал он между атаками. Но она не хотела внимать. В ее тускнеющих от концентрации Темной Силы глазах полыхала фанатичная ярость. А еще ужас. Они снова сцепились клинками, оказавшись лицом к лицу. Руки обоих взлетели одновременно, и их швырнуло друг от друга с такой силой, что Реван еле успел смягчить удар об стену. Их связь сейчас была крепка, как никогда. Он настолько чувствовал Бастилу, что ему было почти физически больно – такое творилось у нее в душе. Она не успела себя подстраховать Силой и со всей силой впечаталась спиной в поручень, чудом не сломав позвоночник. Тоненько по-девчачьи вскрикнула от боли.
-Проклятье… - Бастила вытерла текущую по лбу кровь и с трудом поднялась. – откуда в тебе столько силы?! Ты еле на ногах стоишь!
-Должен быть сильным. За нас обоих… - притянув к себе клинок, Реван вытер кровь с губ.
Ее губы жалко искривились.
-Чушь… - подволакивая правую ногу, она сделала к нему несколько шагов.
Какая чушь?.. Ты же сама себе лжешь, Бастила…
-Ты поверила в меня. Тогда, когда все остальные считали меня расчетливым хладнокровным чудовищем. Так и я не перестану в тебя верить. Я знаю, что ты чувствуешь… - начал он, но она с бешеным блеском в глазах из последних сил кинулась на него, и Реван снова еле успел парировать удар.
-Что ты знаешь… ничего ты не знаешь!! – ее лицо стало почти уродливым от муки. – Как ты можешь мне верить?! Ты видишь, во что я превратилась?! Видишь, что я могу?! – его горло сжали невидимые тиски.
-Ты помогла мне, а я помогу тебе. Я не буду тебя убивать. Не могу, - наверное, он совершал самую большую глупость в своей жизни, но Реван отшвырнул меч. Он видел, что Бастила на грани. Ее тело не выдержит использования энергии Звездной кузницы.
Бастила, яростно сжимавшая пальцами воздух, бессильно уронила руку и зажала бок. Гримаса ярости сошла с ее побледневшего лица, ресницы набухли от слез. Ярость и бешенство схлынули, оставив в душе вакуум, почти рану в груди.
-Разве у тебя есть выбор?.. – она подняла на него покрасневшие глаза.
Реван двинулся к ней и замер в паре шагов.
-Я себе противна… - ее плечи поникли. – Если ты и впрямь веришь в меня, Реван, пожалуйста, убей…
-Не могу, - повторил он. Глядя на Бастилу, сломленную и еле стоящую на ногах – его стараниями, между прочим, - Реван почувствовал, что впадает в настоящее отчаянье. Наверное, впервые.
Бастила криво усмехнулась, сглатывая вязкую кровь.
-Ты поверила в меня, теперь я поверю в тебя, - Реван вытер стекавшую по ее подбородку кровь. – Я почти ничего не помню, что было после залпа «Левиафана» по мостику, помню ужасную боль и невыносимый холод в пустоте… Только там был огонек как от свечи. И твой голос. Не просил, а приказывал вернуться и не умирать. Если ты поможешь Республике уничтожить Звездную кузницу, твоя боль будет отомщена.
Бастила подняла на него измученный взгляд. Но глаза ее посветлели, из них ушла подлая желтизна.
-Болван… ничему не научился… а еще Владыка ситхов… - прошептала она, оседая на пол, - ноги не держали. Реван придержал ее за плечи, не дав упасть.
-Я тебя не отпущу, - непререкаемо сказал он. – Буду сражаться за тебя хоть с ситхами, хоть с Орденом. Я люблю тебя…
Наверное, прозвучало жестко, но это Хэй был романтиком и умел вытаскивать невесть с каких задворок разума красивые слова. А он же больше привык отдавать приказы.
Бастила с трудом подняла голову, чтобы видеть его глаза.
-Хорошо… я останусь здесь и использую остатки сил на Боевую медитацию, пока ты разбираешься с Малаком… Буду ждать тебя… я…тоже тебя люблю… Всем сердцем… - девушка прислонилась лбом к его груди, прикрыв глаза, чтобы собраться с силами. Она ожидала, что после этих слов ее внутренний надлом расколет ее душу и сознание надвое, ведь та Бастила, которую словно бы столетие назад Малак захватил на «Левиафане», скорее умерла бы, чем открыла кому-либо душу. Но вместо этого она ощутила то самое, что составляло основу кодекса джедаев. Мир… безмятежность… покой. Словно встретившись лицом со всеми своими демонами, чуть не погибнув, она сбросила с души невыносимый груз. И слова Ревана… ее истерзанную душу наполнило что-то светлое, неуместное в этой ситуации, но ей казалось, что важнее слов в ее жизни еще не звучало. И она знала, что он не лжет.
Реван с горечью улыбнулся. Он чувствовал ее мысли и эмоции. Впервые она не скрывалась от него за ментальными блоками. Нет страха…
-Ты больше не боишься любви?
-После всего, что мы пережили? – устало спросила она. – Твоя любовь как живительное тепло во тьме и холоде. У меня никогда не было так спокойно на душе… - девушка положила ладони на лицо Ревана, размазав кровь и копоть. – Поспеши… да пребудет с тобой Сила… - в ее слабеющем голосе была нежность.
Они уже победили, только Малак об этом не знает. И для него это будет неприятным сюрпризом.
Сжав ее руки напоследок, Реван подобрал оба меча и перед тем, как выйти из зала, обернулся. Бастила тяжело осела на колени и опустила голову, погружаясь в транс.
С этой секунды для Звездной кузницы начался обратный отсчет…

После боя с Бастилой предстоящий «разговор» с Малаком меня почти не тревожил. С технической стороны. Другой вопрос, что я был эмоционально выжат, и полученные ранения давали о себе знать. Это могло серьезно сказаться на боеспособности, потому что, в отличие от меня, Малак полон сил. Определенно, если выживу, нужно будет взять у Джоли пару уроков целительства… Привалившись к стенке турболифта, я тихо засмеялся, размазывая по лицу текущую кровь. Теперь же придется держать слово, данное Бастиле. Не то что я не верил, что смогу одолеть своего бывшего друга, скорее реально оценивал свои силы, которых осталось только-только, чтобы вернуть долг Алеку-Малаку.
Ситх бы побрал этого Малака! Вот как чувствовал я от него очередную пакость. Этот бес поджидал меня на следующем уровне, убил на моих глазах двоих захваченных в плен джедаев и неспешно удалился, предоставив мне «поразмяться» с самовоспроизводящимися дроидами этой станции. Пришлось потратить еще несколько минут с блокировкой дверных замков и уничтожением этих жестянок на паучьих лапах. Определенно, у расы Ракатан был очень своеобразный инженерный замысел в проектировке дроидов. На их фоне мой НК-47, являвшийся гибридом протокольного дроида-переводчика, кажется верхом элегантности и утонченности. Ну если отключить ему голосовой модулятор… Хотя, пожалуй, без его специфического черного юмора это будет уже не НК.
Увидев широкоплечий силуэт Малака на фоне огромного смотрового окна, за которым разворачивалась яростная космическая баталия, я только усмехнулся. Что-то это мне напоминало… Например, мостик «Непобедимого». Те же росчерки турболазеров, мечущиеся истребители, вспышки расцветающих взрывов.
-Ты все-таки пришел, Реван. Впечатлен, - Малак развернулся ко мне. Странно, даже не волнуется. Настолько уверен в своей победе? Неужели не чувствует, что его «ученица» сейчас координирует силы Республики для удара по станции?
-Видимо, джедаи тебе не до конца промыли мозги, если ты сумел выстоять против мощи Звездной кузницы, - продолжал Малак. – хотя я вижу, тебя изрядно потрепали, Реван. Теряешь хватку.
Что за дурацкая привычка – толкать бессмысленные монологи? Не иначе как щедрая фора для противника, чтобы тот мог оценить и проанализировать все возможные пути к отступлению и маневрам… Взгляд упал на странные камеры за спиной Малака, напоминающие криокапсулы. Это еще что такое… что-то новенькое. Учение ситхов, не иначе. Кому еще придет в голову использовать заключенных в капсулы захваченных пленных как «батарейки».
Малак проследил мой взгляд.
-Узнаешь товарищей по Дантуину?
-Не похоже на тебя, Алек: ты творчески подошел к делу, - саркастически заметил я. Чисто ситховский прием – насмешками выводить противника из душевного равновесия. Малак не купился на провокацию. Ждал нашей встречи, придумывал стратегию, подготовился. Только не учел одного…
Спасибо дряхлому наставнику Утара Винна, пытавшему меня силовыми разрядами, этот прием Темной стороны я выучил опытным путем на собственной подкопченной шкуре. Чтобы метать молнии, нужно испытывать особенно сильную ярость и искренне желать убить противника. Ярости я не испытывал. Как бы это цинично ни прозвучало, но сейчас смерть для этих джедаев в капсулах – самое гуманное. Я знал про вытягивание жизни адептами Темной стороны, своими глазами видел на Коррибане и Малахоре 5, это убивает саму суть живого существа, лишая возможности соединиться с Силой. Эти джедаи, захваченные Малаком во время нападения на Дантуин, уж точно не заслужили стать «аккумуляторами» для предусмотрительного ситха.
Стоило видеть выражение глаз Малака, когда я использовал Силовой шторм.
-Кто ты, Реван? Ты не ситх, и не джедай.
Я не ответил ему. Он и так знает ответ, просто не хочет верить.
Когда Джоли обрабатывал мою поцарапанную ранкором руку, он вспомнил мои слова на крыше храма, сказанные Бастиле. О том, что я никогда не обращался к Темной стороне силы. Я понимаю, старому джедаю было интересно узнать мою собственную версию падения к силам зла, из которого сделали страшилку для всех джедаев. Жаль его было разочаровывать. Моя память все еще напоминала навигационную карту Неизведанных регионов, на которой «белых пятен» было куда больше, чем открытых звезд и систем. Одно я знаю точно. Сила лишь инструмент, оружие в направляющей руке, как световой меч. Свет, тьма – все зависит от человека, от того, что он хочет добиться. Я никогда не хотел стать императором всея Галактики, однако… просто так на грабли Мандалора Наивысшего не наступают. И Звездная кузница отнюдь не была итогом нашего крестового похода. Про нее было известно очень мало, даже нынешние Ракатан не могли дать четкого ответа, что же сотворила их цивилизация. Но глупо было отрицать, что это колоссальное сооружение, аккумулирующее энергию Темной стороны, привело к гибели их цивилизации.
Бой был тяжелым, невольно задвинув на задворки сознания недавний бой с Бастилой. Сражаться приходилось на пределе сил. В нашей стычке на «Левиафане» Малак себя полностью не проявил, а тут еще сказывались полученные мной раны и повреждения, в итоге пришлось сочинять стратегию буквально на бегу. Мы носились по двум уровням смотровой площадки, осыпая друг друга градом ударов, приемов, разработанных когда-то на совместных тренировках. Малак был физически сильнее меня, тяжелее, и клинок его был значительно длиннее, что давало ему преимущество перед моими двумя мечами обычной длины. Те секунды, что я мог потратить на нападение, приходилось использовать для защиты и парирования. Дело осложнялось еще и тем, что Малак не придерживался какого-то одного стиля фехтования. Атару, Сокан на его основе, элементы Шии-Чо – пришлось выложиться на полную, чтобы противостоять атакам поднаторевшего во владении мечом Малака. Спустя 5 минут бешеной схватки я лишился синего меча – еле успел выпустить его, иначе остался б без пальцев, и тут же пропустил удар ногой в грудь. Под каблуком сапога Малака что-то мерзко хрустнуло, а приземление в нескольких метрах на спину едва не вышибло из меня дух. Судя по разливавшейся в груди боли, треснули или сломались ребра. Снизив болевую чувствительность еще сильнее, я резво откатился в сторону, избегая вонзившегося в настил разряда молнии. Малак попытался провернуть тот же прием, что и на «Левиафане» с выламыванием костей, но на сей раз я был к этому готов и нейтрализовал его посыл. Это немного сбило спесь с бывшего друга, и Малак разозлился. Снова зашипели голубые молнии, как потревоженные змеи, - в этот удар старый приятель вложил всю свою ненависть. Ему оставалось еще от души заорать: «Сдохни уже! Сдохни!» Сдыхать я не собирался, естественно, тем более существовал один приемчик, которому я обучился на Малахоре 5. Вскинув руку в запрещающем знаке ладонью, обращенной к врагу, я подставил ее под разряд. Молния с треском ударилась об ладонь. Противно потянуло паленой кожей – перчатка оплавилась, но это была всего лишь оболочка, сейчас я сдерживал ярость Малака не рукой, но Силой.
-Реван… что ты делаешь?! – прорычал тот. – Ты не учил меня этому!
-Ты многого еще не знаешь, - это далось мне тяжелее, чем я ожидал. Если бы были две руки, то было бы легче, но в правой руке был зажат меч, выпускать который было бы непозволительной роскошью. В искусстве управления Силой Малак всегда был слабее, особенно в тонких манипуляциях. Все равно что палить из турболазеров по гизке, когда требуется точечный выстрел из бластера.
Противостояние длилось несколько секунд, потом Малак снова кинулся на меня с мечом. Похоже, что от метания молний я себя уже обезопасил, вряд ли мой честолюбивый ученик решится повторить этот прием. И мне снова пришлось удирать и увертываться, а пол под ногами сотрясался от взрывов.
Поскольку силы были примерно равными, пропустить удар мог любой из нас. Только так распорядилась Сила, что первым стал Малак. Мой фиолетовый клинок вонзился в его живот, его красный обжег мой бок. Этот знакомый мерзкий запах жженой плоти… На лице бывшего друга высветилось искреннее, почти детское изумление.
-Невозможно… - прохрипел Малак, свалившись на колени. В его взгляде, обращенном ко мне, уже не было ярости. Наверное, он ожидал, что Сила Темной стороны спасет его, затянет его раны, вложит в его ослабевшую руку отключившийся световой меч и даст силы уничтожить врага.
-Все кончено, Алек.
-Занятно… - в его голосе словно что-то расстроилось, дребезжало и лязгало, возможно, был поврежден голосовой вокодер. – Это ведь ты привел меня на Темную сторону… ты, Реван. Но почему тогда это я стою перед тобой на коленях, растоптанный и поверженный?
Что я мог сказать? Что сожалею? Что раскаиваюсь? Пойти извиниться перед сиротами и беженцами разгромленных городов? Алек всегда был ведомым. Когда я стал собирать информацию по Звездным картам, он вряд ли до конца понимал, чем я занимаюсь и с какой целью. «Пути назад не будет», - сказал он тогда перед входом в развалины на Дантуине. Я даже не придал значения его словам. Для меня уже давно не было пути назад, еще когда сцепился с наставником перед уходом на войну.
-Мне жаль. – я и сам не знал, почему сказал это. Наверное, в глазах Алека я был лицемером. Это моя кара. Ситхи не испытывают сожаления или раскаяния, джедаи не имеют права на подобные чувства, а я умудрился удариться во все крайности и расхлебывал тоже за двоих.
Алек закашлялся – жуткий неестественный звук, похожий на карканье заглохшего двигателя свупа. Ноги его уже не держали.
-Как думаешь…Реван? Если бы меня спасли джедаи…могла бы моя жизнь сложиться по-другому?.. – прохрипел старый друг. – Мог бы я вернуться к Свету?
Что я должен тебе ответить, Алек? Отпустить твои грехи? Дать успокоение? Кто бы мои грехи отпустил…
-Каждый сам выбирает свою судьбу. Теперь это не имеет значения.
-Ситх бы побрал этот воротник…даже не могу улыбнуться… - пробормотал Алек. – Ты нашел Звездную кузницу, победил Мандалора, стал Владыкой ситхов и…одолел меня. Эта судьба никогда не была моей…всю свою жизнь…был твоей тенью…Дарт Реван… - в этот монолог он вложил все оставшиеся силы. Голос его звучал все тише, взгляд застыл, могучее тело распростерлось передо мной. Ситхи не сливаются с Силой.
Я недалеко ушел от него. Где-то не доходя до турболифта, я прислонился к стене перевести дыхание и пришел в себя лежащим ничком у стены. Кровь тяжело бухала в висках, перед глазами плыл багровый туман. Пол содрогался, я отчетливо ощущал толчки. Видимо, республиканский флот все же начал атаку. Ну, может, хотя бы остальные успеют убраться восвояси, пока эта чертова станция не взорвалась. За те несколько минут, что я лежал и пытался собрать волю в кулак и выполнить обещание, данное Бастиле, я успел много чего обдумать – нужного и ненужного. Последние слова Малака перед смертью. Он спросил, могла бы его судьба сложиться иначе, если бы его спасли джедаи и на его месте оказался я. Наверное, нет… Ведь не я открыл в тот день огонь по его флагману. Хотя к первой Звездной карте привел его именно я. «Пути назад не будет», - его собственные слова. Вернуться бы сейчас он точно не захотел. Власть затягивает. Мне ли не знать...
Видимо, в промежутках этого бреда-потока воспоминаний я как-то сумел забраться в турболифт, потому что пришел в себя от хлестких пощечин по лицу. Приоткрыв глаза, я с трудом разобрал очертания лица Джухани.
-Вставай, надо идти… - катарка с неженской силой сгребла меня за прожженную тунику и подняла на ноги. Рядом пыхтел Джоли, державший на руках обмякшее тело Бастилы.
-Жива, просто устала, - опередил мой вопрос старый джедай.
-Пояснение: Она сломалась, хозяин. Можно я ее… - с надеждой начал НК, но, видимо, освоил мыслечтение, потому что сразу замолчал.
-Функция протокольного дроида спасла тебе жизнь, НК, - слова давались с трудом. – ты знаешь, когда нужно тактично смолчать.
-Возражение: Нет, хозяин, этот старый хр…джедай просто грозился мне расплавить все микросхемы.
Джоли угрожающе зыркнул на дроида и похромал в обратный путь.
Успели, как всегда, в самый последний момент – станция рушилась буквально под ногами. Карт и Ордо проявили чудеса экстремального пилотирования, но смогли спасти «Ястреб» из эпицентра взрыва. Что там творилось снаружи, я и так знал, хоть и лежал в пропитанных колто бинтах в своей каюте. В медотсеке Джоли занимался Бастилой. Хоть я и чувствовал, что жизнь ее вне опасности, душевные раны у нее были не глубже физических, но больше собственной жизни ее тревожило предстоящее объяснение с магистром Вандаром. То-то джедаи удивятся, что мы оба живы.
Не удивились. В итоге на нас навешали орденов и провозгласили героями. Миссия по-детски радовалась, красовалась перед большим Зи наградой, потом НК со всей непосредственностью вогнал адмирала Додонну в ступор, затребовав и себе орден на корпус. И мало того, к нему присоединился астромех. Над этим хохотали уже все солдаты. Кандерус, похоже, себя ощущал таким же лишним на этом празднике жизни, как и я. Что ж, я его понимаю. Мандолорианцу – получить награду от республиканцев, как минимум, странно. Да мне тоже. Хоть магистр Вандар открыто признал наши и мои, в частности, заслуги перед Орденом, торжественно объявил мои деяния искупленными, меня не покидало ощущение нереальности момента и какой-то мишуры, словно это была хорошо отрепетированная постановка. Словно я вот-вот проснусь на своей койке на «Эбеновом ястребе», а впереди новый мир и очередная Звездная карта. Наверное, каждый из нас почувствовал это. Я знал, что Джоли не по душе возвращение в Орден так же, как и мне.
Вечер после церемонии, когда войска Республики устроили празднества на Лехоне, отмечая уничтожение ситхов, я провел в одиночестве на берегу океана. Мне нужно было побыть одному и привести мысли в порядок. Потом повеяло теплом, пришла Бастила. Опустившись рядом со мной на остывающий песок, она молча разделяла со мной одиночество, лишь чуть касаясь своими пальцами моей руки. Кажется, она думала о том же, о чем и я. Была еще Академия ситхов на Коррибане, откуда мы с таким трудом отбили сына Карта, оставались еще последователи Малака, раскиданные по разным мирам, оставалась еще Академия Трайуса на Малахоре. И что-то мне подсказывало, что она не будет пустовать.
-Что будешь делать дальше? – тихо спросила Бастила.
-Я не знаю. Пока не знаю… - плеск волн не успокаивает, а тревожит. Попытка бегства – это самообман.
Она погрустнела.
-Я много еще чего не помню. Возможно, воспоминания со временем вернутся, но пока… отправлюсь на Корусант, в Храм джедаев. Мне нужно о многом поговорить с магистрами…
Действительно. Мне есть, о чем с ними потолковать. Теперь я догадывался, к чему вся эта буффонада с искуплением моих грехов. Человек, лишенный своей личности и воспоминаний, это калека. Призрак себя прежнего. Я помнил лишь осколки своей личности - рыцаря Ревана, главнокомандующего войсками Республиками, темного Лорда ситхов... И все это казалось таким же чужим, как и искусственно внедренные воспоминания, померкшие, постепенно исчезающие. Орден поступил со мной очень "по-мандолориански". Неудивительно, что они так боялись, что я узнаю правду. Только мстить я отказался осознанно, и причина вовсе не в джедайском кодексе, как некоторые подумают. Некогда было жалеть себя и проклинать джедаев, тогда меня больше заботила судьба Бастилы и моего отряда. Тому Ревану пришлось жертвовать сотнями, чтобы спасти тысячи, но только я уже не он. Наверное, таким Реван мог быть до Мандалорианской войны, занял бы кресло магистра в Совете, но и тогда он снова отказался от, казалось бы, единственно правильного пути. Раскол в душе и пустоту могли заполнить гнев и безразличие, но были рядом люди, которые заполнили меня собой, своими чувствами, отношением ко мне, каким бы я ни был, не отвернувшиеся. После стольких месяцев вместе даже не верится, что все кончено и у каждого теперь своя дорога. Миссия - добрая и смешливая, Джухани - преданная, страстная, Кандерус - гордый, знающий, Карт - искренний и наивно благородный, Заалбар - надежный и сильный, Джоли - мудрый, умеющий со-чувствовать и направлять. И Бастила...
Приобняв ее за плечи, я притянул Бастилу к себе. Она легла, положив голову на мои колени и подтянув колени к груди, как ребенок. Так, наверное, она делала, когда была девочкой и рядом был ее отец, которого она любила и доверяла безгранично. Кажется, она нуждалась во мне настолько же, как нуждался в ней я. И Орден этого не поймет, потому что они не были за той гранью, где побывали мы. В этой пустоте, в которой я тонул, единственно верным было тепло ее дыхания и прохлада пальцев, сжимавших мою руку. Скоро рассвет, и нужно будет возвращаться на «Эбеновый ястреб» - мы договорились вернуться на Корусант все вместе. Карт, возможно, останется с командованием, но, думаю, Бастила и Т3 управятся с «Ястребом» не хуже Онаси. Но пока ночь не закончилась, можно просто побыть вдвоем и наблюдать, как густеют тени, которые, как известно, чернее всего перед рассветом.

@темы: м!Реван, Фанфикшен, Бастила Шан, PG-13, Missing scene, KOTOR, Drama, Action/Adventure