16:53 

cat-aka-Rina
Один добрый человек и я даже поняла кто ) порекомендовал сюда выложить рассказ, посвященный КОТОР, поэтому не буду "разливаться соловьем" и сразу перейду к делу.
Написано во время очередного рецидива по прохождению обоих игр КОТОР по ночам и отчасти под впечатлением просочившихся в сеть промоматериалов по "Ревану" Карпишина. По сути, эта зарисовка - новелизация отдельных событий игры с точки зрения Ревана и Бастилы с претензией на собственную интерпретацию отдельных моментов


Название: Серый рыцарь
Автор: cat-aka-Rina
Бета: сама себе редактор )
Рейтинг: наверное, все же PG-13
Персонажи и пейринги: персонажи КОТОР-1, м!Реван / Бастила
Жанр: action, drama, missing scene
Размер: миди (18529 слов)
Аннотация: Причина падения у каждого разная. Кто-то гонится за властью и могуществом, алча признания более сильного, талантливого и знаменитого друга. Кто-то отвечает на жестокость врага такой же жестокостью, после чего грань Силы размывается, в бою ведь все средства хороши? А кто-то обращается к Темной Стороне из чувства вины, стыда и страха. И что бы там ни говорили зануды из Совета джедаев, любовь не ведет к Темной стороне, к ней ведут ревность, страсть, гнев. Любовь же дарует силу, гармонию, покой.
Предупреждения: канон уважаем, стараемся за рамки образов не выходить
От автора: размышления о незавидной судьбе "серого" джедая, немного боев, немного пафоса и любви
Статус: завершен


Т3 и Заалбар уже закончили ковыряться в гиперприводе, а значит, до отлета с Лехона остались считанные минуты. Карт в зале совещаний, переоборудованном из пассажирского салона (или для чего там Девик использовал это помещение?), пытался связаться с адмиралом Додонной. Теперь, когда защитное поле вокруг планеты отключено, передача должна дойти до республиканцев…
-Гнетут мрачные мысли? – раздался над плечом хрипловатый голос Биндо.
Я поднял взгляд от ступеней трапа на старого джедая. Тот все понял без слов. Ведь он с Джухани был на крыше храма во время нашей встречи с Бастилой. Возможно, они думают, что, не окажись они рядом, сделанный мной выбор был бы другим. Наверное, мне придется привыкать ощущать на себе косые боязливые взгляды. Есть причина.
-Сейчас не время для самокопания, - заметив выражение моего лица, сказал Джоли.
-Знаю, - оказывается колышущиеся на легком ветерке пальмы на фоне чистого голубого неба такое завораживающее и увлекательное зрелище...
Старый джедай опустился рядом со мной на ступень трапа и молчал.
Спасибо ему за это. Пожалуй, Джоли единственный на «Ястребе», кто не запинается, произнося мое имя. Что бы там ни сотворили джедаи, но я успел пробыть «республиканской шавкой» достаточно долго, чтобы взглянуть на ситуацию с иной точки зрения. Не скажу, что отличной от моей прежней, но джедаи заново научили меня смирению. И тут уж хочешь - не хочешь, но пришлось увидеть, что все в паутине Великой Силы взаимосвязано. До сих пор расходятся по галактике волны, импульсы – называйте это как хотите – от использования на Малахоре 5 генератора гравитационной тени, отдаваясь тупой ноющей болью где-то под грудиной. Тогда я этого не почувствовал, словно холодная отрешенность и сосредоточенность во время боя на флагмане Мандалора Наивысшего стали моей броней. Теперь я это чувствовал. Цель оправдывает средства. На жестокость мандалорианцев я отвечал еще большей жестокостью. Что бы ни говорил там Совет Ордена, они выучили урок Ситской войны и Мандалорианских завоеваний и вместо того, чтобы позволить Лорду ситхов умереть от полученных ран, санкционировали действия юной девушки. Ведь цена знаний моего искалеченного разума оправдывала себя, а чем это может обернуться для молодого падавана, похоже, никто как-то не подумал. И Бастила спасла меня. Эта связь между нами, общие сны и видения моих уничтоженных воспоминаний, и толкнула ее на Темную сторону. Ее не схватил бы Алек… Малак. Вот и расплата, Дарт Реван. Самый дорогой и близкий тебе человек стал учеником Лорда ситхов по твоей вине.
-Глупости… - крякнул Джоли, словно почувствовавший мои мысли. Нет, серый джедай никогда не опускался настолько, чтобы читать мысли. Наверное, у меня все на лице написано.
-Пожалуй, мне не хватает своей маски, - мои губы тронула горькая усмешка.
-Если мне потребуется бездушная железяка для тренировки риторики, я пойду беседовать с гиперприводом, - беззлобно фыркнул Джоли. – Помнишь, что я рассказывал тебе про свою жену?
Я кивнул. Похоже, я наступил на те же грабли, что и Джоли в молодости.
-Ты считаешь, я должен убить ее? – собственные интонации показались мне безжизненными, у НК и того больше экспрессии в голосовом модуляторе.
-А сам как считаешь? – спросил Биндо, пытливо глядя на меня из-под кустистых седых бровей.
Я помолчал немного, собираясь с мыслями и пытаясь сформулировать слова.
Хотел бы я верить, что Бастила поддалась Малаку, чтобы спасти свою жизнь. Чтобы не потерять рассудок от пыток. Но в ее глазах было что-то чужое. Жестокое. И когда Бастила начала уговаривать меня вернуться на путь Темной стороны, свергнуть Малака, как она без стеснения предложила себя мне в ученицы и любовницы. Не то чтобы мне было стыдно перед Джоли и Джухани обнажения нашей с Бастилой связи, в конце концов, это их личное дело - осуждать нас или нет, но Бастила, которую я знал, никогда бы не сказала этого в такой форме. С такой бесстыдной соблазнительной усмешкой. Словно это была уже не Бастила.
-Я не знаю, Джоли… Бастила – не Наяма. Пока она не убила никого, ее еще можно спасти, - запустив пальцы в волосы, проговорил я. – Малак считает, что Бастила – мое слабое место. Он не станет с кем-то делиться властью. Ему выгодней стравить нас, чтобы мы уничтожили друг друга. По крайней мере, я бы так и поступил. Однако, - я неожиданно ощутил прилив сил, выводящих меня из тупого оцепенения, - Бастила – слабое звено самого Малака.
-Молодец, мальчик, - одобрил Джоли, согласно качнув мне головой. – Не расстраивай старика, я уж на какой-то момент подумал, что ты позволишь сломать себя.
-Нет. Малак рассчитывает, что я впаду в ярость или в отчаянье, - с усмешкой я поднялся с трапа, услышав в железном нутре «Ястреба» гул заведенных двигателей. – А у нас еще много работы.
-Реван, Онаси заводит двигатели, мы отправляемся, - в ангар заглянул Кандерус в новой мандалорианской броне. Не иначе как сходил к храму и провел с бывшими соотечественниками разъяснительные работы.
Республиканский флот уже был на выходе из гиперпространства.

Годом раньше…

В черной бездне, подсвеченной мириадами звезд, плыл флагман ситхов «Непобедимый». Борта огромного крейсера были подсвечены заревом газового гиганта Йавина, на одной из лун которого ситский предводитель Экзар Кун вынашивал свои планы.
Багровое свечение Йавина отражалось в смотровом стекле мостика, заливая одинокую фигуру у окна кровавым отсветом. По силуэту можно было понять, что это мужчина. Тяжелые складки плаща делали его еще массивней, огненные протуберанцы отражались в узком визоре глухой мандолорианской маски, словно в нем полыхали языки пламени, поблескивали на металлических деталях бордово-бронзовой брони и на двух рукоятях световых мечей. Сложив на груди руки, мужчина пристально смотрел в пустоту, где начиналась зона выхода из гиперпространства. На самом деле он прислушивался к колебаниям в Великой Силе и чувствовал, что что-то происходит. Что именно, он не мог точно сказать, но определенно это было эхо грядущих событий.
-Лорд Реван, - к нему сзади подошел адмирал Тейт в серой форме ситского флота. – Дарт Малак вышел на связь.
Человек в маске резко повернулся и стремительно прошел мимо съежившегося адмирала, которого обдало волной холода, излучаемого Темным Лордом. Господин был немногословен, за его маской невозможно было уловить выражение его лица, но вот настроение подчиненные умели определять почти безошибочно. Тейт ощутил, что его буквально придавило волной холода и ужаса, которые излучала рослая фигура ситха. Лорд Реван был явно не в духе.
Реван быстро вошел в пункт связи и включил голографический коммуникатор. Над диском появилось смазанное изображение высокого мужчины, облаченного, как и Реван, в такой же тяжелый плащ. Капюшон был откинут, открывая покрытую татуировками голову ученика и биомеханический протез, закрывавший нижнюю половину лица.
-Звездная кузница работает на 200 % своей мощности, - сказал Малак.
-Ты должен был выйти на связь еще три стандартных галактических часа назад, - из-под маски голос звучал глухо. – И, кажется, я запретил тебе использовать Кузницу на максимум ее мощности…
-Корабль выйдет из гиперпространства через 20 минут, и я предстану перед вами с полным отчетом, - продолжил ученик, смиренно опустив голову, но его глаза засверкали от бешенства.
-Лорд Реван! Мы атакованы флотом Республики! Они только что вышли из гиперпространства… - севшим голосом добавил первый помощник Тейта и тут же прижался к стене. Он был почти уверен, что Темный Лорд ему сломает от такой новости все кости. По крайней мере, знакомый техник с флагмана Малака рассказывал что-то в этом духе.
Однако Реван даже не посмотрел на него. Его невидящий взгляд сквозь визор маски был вперен в потухший голопроектор. Как республиканцы узнали об их местонахождении? Если только…
-Малак… - процедил Реван.
Его предали.
Выйдя на мостик, он подошел к смотровому стеклу и быстро оценил ситуацию. Всего один заградительный корабль и две дюжины истребителей. Не может быть. Если бы адмирал Додонна точно знала, что им придется атаковать флагман Лорда Ситхов, она послала бы, как минимум пару крейсеров и несколько звеньев истребителей.
-Приготовиться к нападению! Дефлекторные щиты на полную мощность, все батареи на максимум. Сконцентрируйте огонь на «Хранителе». Стреляйте на поражение, - приказал Реван адмиралу Тейту.
-Приступить к расчетам гиперпространственного прыжка? – робко спросил он.
-Нет. Мы сотрем республиканцев в порошок! – в голосе Темного Лорда впервые отчетливо прозвучала ярость.
Значит, мало тебе было отрубленной челюсти, Алек? В душе шевельнулись досада и злость на себя. Что допустил предательство и не сумел это предусмотреть. Самолюбие и тщеславие Алека были велики еще со времен академии на Дантуине. Прикоснувшись к учению истинных ситхов, он стал упиваться властью как наркотиком. Реван следил за этим с мрачной настороженностью. Собственные чувства притупились настолько, что он зачастую стал испытывать омерзение к бывшему лучшему другу и уже не единожды хладнокровно размышлял, не слишком ли много создает проблем Лорд Малак. Чего стоила та бомбежка Тилоса. Разрушил экологическую систему, экономику, а ведь Тилос был важнейшим стратегическим пунктом на Внешнем кольце.
«Непобедимый» одновременно дал залп из всех батарей правого борта по «Хранителю»: его защита пошла радужными разводами. Корабль обошел крейсер сзади и направил ответный огонь из носовых пушек по корме и ангару, прикрытому защитным полем. На мостике республиканского дредноута первый помощник адмирала Додонны, поддерживавший с флагманом адмирала голографическую связь, склонился над планом нападения.
-Вызываю командира эскадрильи! Рыцарь Шан, мы выводим из строя их кормовые дефлекторы, - сказал молодой капитан в красной республиканской форме, глядя на мелькавшие на плане разноцветные треугольники.
-Вас поняла, - Бастила Шан, сидевшая в кабине второго пилота, передала управление своему напарнику впереди. – Я использую Боевую медитацию. Нам нужно прорваться сквозь заградительный огонь к ангару.
-Красное звено, прикройте ударную группу. Зеленое звено – обходные маневры, - скомандовал капитан, обернувшись к голографической проекции средних лет женщины в мундире республиканского флота. Она качнула в знак согласия головой.
-Вы должны отвлекать внимание ситхов, пока Бастила не применит Боевую медитацию, чтобы джедаи могли попасть на крейсер, - проговорила адмирал Додонна.
-У них очень мощные батареи. Боюсь, наши щиты не выдержат.
-Это не имеет значения. Главное в этой миссии – уничтожить Ревана.
-Темного Лорда? – севшим голосом спросил капитан. – Возможно ли такое? Даже джедаям это не под силу.
-Я не знаю. Магистр Вандар сказал, что если отрубить голову змее, у Республики появится шанс в этой войне. Сообщите мне о завершении операции, - голограмма, мигнув, исчезла.
Синее звено, состоящее из рыцарей Ордена, организовало треугольник и рванулось вдоль правого борта крейсера. Турболазеры «Хранителя» методично сдирали с этого борта защиту, и флагман Ревана, слишком громоздкий для маневрирования, не мог под шквальным обстрелом развернуться другим бортом. Проворные истребители красного и зеленого звена метались перед носовой частью крейсера, отвлекая от истребителей джедаев лазерные пушки и носовые орудия. Глядевший на расчерченный золотыми линиями голографический план битвы молодой капитан удовлетворенно кивнул: Бастила Шан успешно использовала свою Боевую медитацию против ситского крейсера. Построение сил было безупречным, звенья действовали так слажено, что группа истребителей, обстреливавшая правый дефлектор, прорвалась к ангару. Теперь нужно было подтянуть все силы к поврежденному лазерами противника сектору и применить против турболазерных батарей протонные торпеды. Когда молодая джедай прекратит использование Боевой медитации, ситуация может в корне измениться.
-Лорд Реван! Уничтожен правый дефлектор, группа джедаев высадилась в главном ангаре! – дрожащим голосом сообщил адмирал Тейт, подойдя к застывшему у смотрового стекла Темному Лорду. – Мы вот-вот потеряем батарею правого борта!
-Это все Боевая медитация. Всю энергию на фронтальный щит и полный вперед, - скомандовал Реван, не поворачиваясь к подчиненному.
-Что?! – адмирал с ужасом понял, что ситх хочет пойти на таран республиканского дредноута.
-Активировать лазерные пушки и атаковать на поражение. Цель – кормовые двигатели «Хранителя», - приказал Реван. Если удастся уничтожить маневровые двигатели, то дредноут не сможет держаться на заданной орбите.
Флагман ситхов сотрясался от взрывов. Истошно завывали сирены, сновали дроиды, занимали свои места стрелки и наводчики на уцелевших батареях. Единственным спокойным местом на крейсере был мост, но и там атмосфера накалилась настолько, что его обходили стороной даже техники. Во многих секциях бушевали пожары. Джедаи тем временем преодолевали уровень за уровнем, и ко всем прочим бедам вышли из строя передние маневровые двигатели крейсера. Положение на «Непобедимом» становилось отчаянным.
-Капитан Гридан! «Непобедимый» пошел в лобовую атаку! – закричал от командной консоли один из пилотов «Хранителя».
-Начать маневр уклонения. Всем звеньям приготовиться к отступлению… Что это? – Гридан перевел взгляд на истошно заверещавшую систему слежения. Рядом из гиперпространства вышел еще один крейсер. Руки капитана Гридана опустились.
-«Левиафан»… - севшим голосом сказал он, узнав корабль ученика Ревана.
Против еще одного крейсера им не выстоять.
За поясом Бастилы, вместе со своей группой пробиравшейся по коридору к мосту, пискнул комлинк.
-Рыцарь Шан, к Ревану прибыло подкрепление, - послышался искаженный помехами голос капитана «Хранителя».
Девушка обернулась на своих четырех спутников, выжидающе смотрящих на нее.
-Мы сделаем все возможное, - девушка выключила комлинк и убрала в карман.
На самом деле формально она даже не была рыцарем. Когда джедаям поступили сведения, что флагман Ревана с разведкой будет возвращаться с Дальних рубежей, Бастила сама предложила свою кандидатуру Совету для организации нападения. Сделать ставку на внезапность и быстроту и обстрелять крейсер Ревана, пока тот не соединился с основными силами своей армады. Странно еще, что Совет дал добро на эту авантюру. Как и многих других, Бастилу приводили в ужас и ярость деяния бывших героев войны, и в ее сердце кипела ярость. Реван не просто объявил захватническую войну Республике, он смешал учение Ордена с грязью, извратил его и превратил в мерзкое учение Ситхов. И напару с Малаком, вернувшись с Дальних рубежей, проливал кровь не хуже мандолорианцев. Свою агрессию новоявленный Лорд ситхов направил в первую очередь против бывших товарищей по Ордену. Многие без вести пропали или погибли. И даже перешептывались, что некоторых видели в числе последователей Ревана, принявших Темную сторону. Естественно, молодые в Ордене жаждали возмездия и строили планы один фантастичней другого по уничтожению ситхов. И когда представилась возможность, Бастила с готовностью заявила об участии.
Но сейчас, когда им удалось пробраться на «Непобедимого», Бастила почувствовала, что у нее внутри все цепенеет от страха. Только сейчас она осознала, что они сделали и что им предстоит сделать. «Да поможет нам Великая Сила…» - пытаясь совладать с бешено колотившимся сердцем, повторяла про себя Бастила как молитву.
Реван все так же неподвижно стоял у окна, не сводя глаз с крейсера Малака. Хотя он прекрасно понимал, что он здесь делает, где-то в глубине души были еще намеки на сомнение. Быть может, это неуклюжая операция по ловле республиканцев на живца… Нет, бред. Судя по тому, что «Левиафан» бездействует, Малак уже сделал выбор.
Реван не шелохнулся и когда дверь на мостик разлетелась на куски, рассеченная световыми мечами посланных убить его джедаев. Несколько его подчиненных вздумали встать у джедаев на пути, но они тут же рухнули на пол мертвыми. Бастила подняла желтый клинок и звонко крикнула:
-Все, кто хочет сохранить свою жизнь, покиньте мост!
Никто из пилотов и техников не двинулся с места: все смотрели на Дарта Ревана.
-Вон отсюда. – мрачно сказал он, и уцелевшие члены экипажа, побросав свои пульты, поспешили к выходу.
Готовый к встрече с судьбой, Реван повернулся к джедаям – подсвеченная багровым заревом широкоплечая фигура в красно-бронзовом доспехе и с потертой и иссеченной в битвах мандалорской маской. Таким он навсегда запомнился Бастиле – величайший джедай Ордена, из героя и освободителя превратившийся в Темного Лорда Ситхов.
Реван с презрением оглядывал собравшуюся его убивать делегацию и потом с насмешкой спросил:
-И вы предполагаете победить Лорда Ситхов своими джедайскими приемами?
Бастила, у которой был в горле ком, выступила вперед. Реван и раньше своей аурой вызывал у нее робость сродни страху, сейчас же он давил своим присутствием, отстраненностью и угрозой, которую источала его безликая фигура.
-Да, Реван. Тебе не победить нас! – Бастила ожгла его яростным взглядом. Сквозь паутину Силы она ощутила, как турболазерами «Хранителю» сбило один кормовой двигатель. Закусив губу, девушка чуть отступила назад. Ей нужно хотя бы пару минут, чтобы использовать Боевую медитацию и привести в порядок защитное построение их истребителей. При появлении «Левиафана» пилоты эскадрильи впали в отчаянье и стали совершать промах за промахом.
-Признаю, этот урок вы усвоили – нападать исподтишка и кусать спину, как дксунский маалрас, - Реван неторопливо отцепил с широкого пояса оба световых меча, из которых с шипением вырвались столбы плазмы. Правый – фиолетовый, левый – красный. – В этой галактике не осталось достойных противников после Мандалора Наивысшего.
Рыцари, встав полукругом, шагнули к нему. Опытным взглядом Реван подметил стойки разных фехтовальных школ. Девушка же осталась позади и опустилась на колени, готовясь к медитации. Вокруг нее невидимая людскому глазу вихрилась Великая Сила. Бастила Шан, юное дарование и надежда Ордена джедаев. За всю историю существования Ордена лишь у единиц был дар к Боевой медитации. Бесполезная в мелких стычках и боях, она, тем не менее, способна была покачнуть чашу весов в космическом сражении. Например, помочь республиканцам добить гибнущий крейсер и отбиться от Малака, если он решит напасть на потрепанный корабль Республики. Перед уходом на войну Малак призывал всех молодых джедаев присоединиться к ним, Бастила отказалась. А ведь ее дар мог бы спасти множество жизней на том же Малахоре 5, если бы удалось подвести вовремя подкрепление.
-Боевая медитация, - констатировал Реван. – Что ж, признаю, вы хорошо подготовились к встрече. Но это не спасет вас, - ситх крутанул мечами, с гудением рассекшим воздух, и метнулся к джедаям.
От концентрации Великой Силы, казалось, даже воздух потрескивал, словно через него пробегали электрические импульсы; содрогающийся от взрывов корабль подбрасывало, но это никоим образом не отразилось на сражающихся. Реван рубился так яростно, словно его клинки черпали энергию из багрового зарева Йавина. Джедаи атаковали его со всех сторон, совершали много лишних движений – Реван только и успевал отходить под защиту консолей или стульев, словно бы и не был в маске с небольшим углом обзора. Прикоснувшись к Силе, он через нее прощупывал передвижения противников и всегда вовремя успевал подставить под удар меч. Сейчас время играет не на него. Крейсер вот-вот развалится, а ему нужно разделаться с джедаями и добраться до спасательных капсул или до ангара – быть может, там еще остались истребители… Развернувшись к врагам, Реван широко взмахнул рукой – в джедаев полетели сорвавшиеся со своих креплений кресла, и он смог сконцентрироваться на слившейся с Силой Бастиле. С пальцев Лорда Ситхов сорвались ослепительно яркие в полутьме голубые молнии и опутали вскрикнувшую Бастилу. Уже давно он заметил, что джедаи в бою придерживаются определенных правил и почти никогда через них не переступают. Импровизировать и комбинировать силовые атаки с выпадами световым мечом могли в основном только магистры. Малак, к примеру, лупил молниями во время сражения. Эти же джедаи максимум использовали силовые толчки или пытались его оттеснить к пункту связи, чтобы лишить его свободы маневра. Но против форм Шии-Чо и Атару он выстаивал еще во время тренировочных боев в анклаве на Дантуине. Его же собственная техника сражения Дьем-Со, подкрепленная школой сражения двумя мечами Джер’Кай, которую во время мандалорских войн и пребывания на Малахоре 5 он довел до совершенства, не давала им и шанса. Один из джедаев отлетел на голопроектор с разрубленной грудью.
Внезапно напала Бастила. Острие ее желтого светового меча оплавило краску и металл на маске. Интересное сочетание – Соресу для защиты и техника колющих ударов Шиен для нападения. А уж глаза как полыхают.
-Тебе не Соресу учить было нужно, а Шии-Чо, - хмыкнул Реван, молниеносно подставив левый алый меч под ее клинок. Можно сказать, он сделал ей комплимент с подковыркой, потому что Шии-Чо считался самой простой и базовой техникой, которой учили юнлингов. Однако победить настоящего мастера этой школы было бы очень тяжело. Шии-Чо – очень агрессивен в нападении, почти такой же, как и его Дьем-Со, поэтому можно было бы еще поспорить кто кого.
Но девочка предсказуемо оскорбилась.
-Джедаю не нужна техника на грани Темной стороны!
С треском алый клинок оттолкнул желтый, отчего Бастила чуть не потеряла равновесие. Реван вобрал в себя как можно больше Силы и резко взмахнул рукой. Джедаи разлетелись в разные стороны, словно от эпицентра взрыва, а на кончиках пальцев ситха уже искрили электрические разряды. Он забьет их Силовым штормом до смерти, и тогда Совет Ордена несколько раз подумает прежде, чем подсылать к нему впредь своих шестерок.
Дарт Малак с усмешкой наблюдал, как взрывы сотрясают корабль его бывшего лучшего друга, и посредством Силы ощущал, что Реван сражается с подосланными Орденом джедаями. «Непобедимому» приходит конец, и вместе с ним закончится время недолгого правления Ревана – Лорда Ситхов, которому подчинились даже мандалорианцы.
-Ты же знал об этом, Реван. Почему же ты принял бой? – вполголоса проговорил Малак, не сводя глаз с гибнущего крейсера. – Ты принес победу в Мандолорианской войне, ты нашел Академию Трайуса, Звездные карты, которые привели нас к Звездной кузнице и наивно полагаешь, что я буду мириться с ролью жалкого подмастерья ситха?
Выстрелом лазерной пушки «Хранителя» у «Непобедимого» оторвало левый стабилизатор, и крейсер, сойдя с заданной орбиты, начал смещаться к Йавину, пышущему багровым пламенем.
Подойдя к адмиралу Карату, Малак приказал:
-Направить огонь на «Непобедимого». Стреляйте по мостику.
-Что? – растерялся Саул Карат. – Это ведь звездолет Владыки Ревана!..
На его горле сомкнулись точно отлитые из стали пальцы и, приблизив свое лицо к посеревшему от страха адмиралу, Дарт Малак процедил:
-Теперь я – Владыка Ситхов!
-Приготовить протонные торпеды! Цель – мостик «Непобедимого», - вытирая холодную испарину на лице, сипло приказал адмирал Карат. В темных глазах Малака, стоящего за спиной адмирала, разгорался торжествующий пламень. Если бы биомеханический протез позволял ухмыляться.
-Прощай, Реван, - сказал он, и в следующую секунду носовую часть флагмана ситхов поглотил мощный взрыв.
За смотровым окном вдруг стало ослепительно светло, и крейсер сотряс страшный взрыв. Лопнули стекла, обвалились перекрытия и разверзся пол. Стоящего у самого окна Ревана взрывной волной швырнуло через весь мост к пункту связи: удар был настолько чудовищен, что тело мужчины проломило покрытую аппаратурой стену. Сверху на Ревана обвалились горящие обломки и посыпалось битое стекло. Бастила закатилась в обнажившееся нутро пола, с которого взрывом сорвало настил как кожуру с переспелого фрукта. Истошно завыла сирена, погас свет, и по взорванному мостику прокатился чудовищный порыв ветра, когда воздух уходил в разбитые окна. Через несколько секунд сработали автоматически опускавшиеся герметичные переборки, но на мосту уже образовался полный вакуум. Вытащив портативный дыхательный аппарат и контейнер со сжатым воздухом, Бастила кое-как выбралась из своего укрытия. В полутьме поврежденные консоли мигали красным, завывала сирена, а из нутра гибнущего корабля раздавался угрожающе нарастающий гул.
-Шио! Надори! – приладив на лицо маску, слабым голосом позвала Бастила. Похоже, она осталась одна. Неужели все погибли?..
Нащупав комлинк, Бастила попыталась связаться с «Хранителем». Шли жуткие статические помехи, однако спустя несколько мгновений послышался размытый голос первого помощника адмирала.
-Капитан Гридан, зачем вы начали обстрел?!
-Это не мы! Это Малак. – коротко ответил капитан. – Немедленно возвращайтесь, корабль сошел с орбиты и разрушается. У вас несколько минут, пока у него не отвалилась кормовая часть!
Сзади к Бастиле подковылял один из ее рыцарей – вся туника окровавленная, собранные в хвост волосы опалены.
-Нужно уходить, Бастила, - слабо сжал ее локоть.
Неожиданно девушка резко обернулась, волосы хлестнули ее по лицу. В ее расширенных глазах мелькнул испуг.
Он жив.
Пошатываясь на содрогающейся палубе, на ощупь девушка двинулась к груде обломков, похоронивших Ревана. Надори похромал за ней, недоумевая, что ей понадобилось, но без лишних вопросов стал помогать ей. А Бастила уже с трудом разгребала обгорелый пластик и искореженные куски железа. Сначала они откопали перебитые в нескольких местах ноги Ревана, потом его тело. Броня защитила его от большинства осколков и обломков, но в грудь справа глубоко вонзился металлический штырь. Отодвинув обломок стола, джедаи освободили плечи и голову ситха. Капюшон свалился, сразу там, где кончалась маска, в слипшихся от крови темных волосах виднелся металлический обломок, глубоко вонзившийся в голову.
-Задание выполнено. Он мертв, - сказал Надори Лао. Лежащее перед ним тело было черным провалом в ничто. Лишь в глубине трепетал слабый огонек – отголосок Великой силы, и после смерти не оставившей павшего ситха.
Закусив пухлую нижнюю губу, Бастила осторожно подцепила край маски Ревана и сняла ее. Вся его правая половина лица была залита кровью, стекающей из раны на голове и из приоткрытого рта. Глаза были полуоткрыты. Желтые, как и у каждого ситха, они остекленели и смотрели в пустоту. Бастила протянула руку, чтобы закрыть их, коснувшись случайно запястьем губ Ревана, и вдруг ощутила слабое дыхание.
-Он жив!
-Что? Бастила, уходим отсюда… - Надори растерянно и непонимающе смотрел на нее. – Ты что, не видишь…
-Я вижу! Я чувствую это… - Бастила возложила руку на холодеющий лоб мужчины и прикрыла глаза.
-Что там такое? – надрывался по комлинку капитан Гридан.
Надори забрал переговорник у Бастилы и заплетающимся после контузии языком кое-как объяснил происходящее. Сквозь помехи было слышно, как Гридан переговаривается с Додонной. Бастила тем временем, пребывая в трансе, проговорила:
-Я могу спасти его… Удержать его жизнь.
-Что? – Надори развернулся к ней. – Посмотри на него, Бастила! Он Лорд ситхов, убийца и тиран! Оставь его и бежим к капсулам. Посмотри на него через Силу, если не веришь мне. Его сознание и разум уничтожены. Все кончено…
Бастила подняла на него голову и взглянула со странным ожесточением. Ее душу разрывали сомнения и страх. Они должны были убить Темного Лорда, она сама кипела праведным гневом и жаждала возмездия, поднимая против него меч. Но сейчас… все было неправильно. Его ударил в спину и предал ближайший соратник, великий воин лежал перед ней как изломанная кукла… Возможно, дело было в маске, которая обезличивала, создавала образ абстрактного абсолютного зла. А теперь она взглянула на него без маски и вспомнила день, когда они с Малаком вербовали добровольцев на Дантуине…
-Никто не заслуживает такой смерти. Никто, - сказала она, достав запасную дыхательную маску и прилаживая на окровавленный рот раненого.
Надори вздохнул, а в комлинке тем временем капитан Гридан говорил:
-Магистр Вандар передает, чтобы вы сохранили Темному Лорду жизнь. Он нужен им живым…
Бастила Шан положила вторую руку на доспех Ревана, туда, где должно было слабо биться, останавливаясь, его сердце. Губы ее беззвучно двигались, лицо побледнело, а тело одеревенело. Теперь не было ни Темного Лорда Ревана, ни Бастилы Шан, а была лишь Великая Сила, в которой юный падаван удерживала искру жизни в душе величайшего джедая, обратившегося к Темной стороне


Два солнца Татуина заливали безжалостным жаром посадочную площадку Анкорхеда. Воздух раскалился настолько, что, казалось, что он кипит. Но в кабине «Эбенового ястреба» на максимуме работала система кондиционирования, и Бастила зябко куталась в свой джедайский плащ. Заскочившая сюда за инструментами Миссия в одной только футболке и шортах вмиг покрылась гусиной кожей и возмущенно затрясла головными лекку, ругаясь на «филиал планеты Хот». Виновница холодрыги словно бы и не обратила внимания на юную тви’лечку и продолжила смотреть на потертый пыльный голокрон, зажатый в ее ладони. Голокрон ее отца, который ее мать Елена отдала дочери на сохранение несколько часов назад. После того прецедента с матерью и мерзких разборок с ней на глазах у всех в кантине, в присутствии Хэя и Джухани, Бастиле было мучительно стыдно и больно. Даже хотелось плакать, но она не могла. Не позволяла себе. Никаких эмоций. И тем сильнее ее угнетали мысли о Хэе. Во время потасовки с песчаниками в дюнах ее взрывной волной от гранаты отшвырнуло на скалу, она больно ударилась спиной. Хэй уложил двоих тускенов, нацелившихся на упавшую девушку, и помог ей подняться. И замешкался, сжав ее руки. Бастила не придумала ничего умнее и ляпнула, что у нее руки грязные, не зная, как скрыть предательски проступавший на лице румянец. И не от татуинских светил-близнецов ее бросило в жар. Еще и эта глубинная их связь, от которой не открестишься, ведь она сама ее создала… Бастила почти злилась на него. За то, что вызвал в ее душе болезненную раздвоенность: каждый вечер как молитву она твердила кодекс джедаев, надеясь, что это дарует ей душевное равновесие; и посреди ночи подскакивала с пылающим лицом и цепенеющим от ужаса сердцем. Ей казалось, что она идет по краю обрыва. И все чаще вспоминались слова учителя о Темной стороне.
В пассажирском отсеке послышался какой-то шум, смех, и в кабину пилота бодрым пружинистым шагом вошел Хэй с вещмешком на плече. Загоревшие за неделю беготни по пустыне его лицо, шея и кисти рук блестели от пота, черные волосы, собранные в легкомысленный конский хвостик, посерели от песка и пыли. На фоне загара тонкий шрам на правой скуле выглядел ярче обычного.
-Звездная карта у нас, можно лететь дальше на Коррибан, - заявил Хэй, вытирая лицо полотенцем.
Бастила качнула головой и сказала:
-Нужно поговорить. Что… Хэй… - она удивленно заморгала, когда он взял ее за руки и вложил в ее ладони небольшой перламутровый шарик.
-Жемчужина крайт-дракона, - пояснил парень, глядя на Бастилу смеющимися серыми глазами. – Мой трофей и подарок тебе, из нее выйдет отличная фокусирующая линза для твоего посоха. Мы с Джухани и НК замучили несчастную десятиметровую рептилию. И попутно завалили ученика Малака, - так, между прочим добавил Хэй, сгрузив кресло пилота опустевший вещмешок.
Бастила уставилась на него расширившимися глазами.
-Что вы сделали??
-Убили Дарта Бэндона, когда он попытался взять нас в плен, - повторил Хэй. Улыбка сошла с его лица, взгляд помрачнел. Похоже, Бастила сейчас разразится тирадой-нотацией.
Девушка прикрыла глаза и сосчитала про себя до 5, чтобы успокоиться.
-Хэй, нам нужно поговорить. Не здесь, - она вышла из рубки.
Хэй вздохнул и двинулся за ней, терзаемый недобрыми предчувствиями. Похоже, одной нотацией он не отделается.
Компаньоны в кают-компании проводили его откровенно сочувствующими взглядами, особенно Кандерус. Уж на что мандолорианин не любил джедаев, но Хэю, вынужденному делить сознание со вздорной девицей, он сочувствовал. Как и не гнушался с Джоли распить стаканчик чего покрепче, чем каффа.
Пропустив Хэя в пассажирский отсек, где ютились девушки, Бастила прикрыла дверь.
-Хэй, это надо прекратить, - отчеканила девушка, встав в двух шагах от него.
Тот нахмурился еще сильнее.
-Что прекратить?
-Все. Это, - она развела руками.
-Что ты подразумеваешь под «этим»? – кажется, он понял, к чему она клонит. – Ты боишься?
-Нет! – сказала как отрезала.
-Бастила, ну я же вижу. И дело не только в нашей связи…
-Именно что в ней! – резко возразила Бастила, не давая ему продолжить. – Ты постоянно пренебрегаешь учением джедаев, кодексом. Для тебя это игра? Ты это нарочно??
Хэй невесело усмехнулся, запустив пальцы в спутанные волосы, жирные от пустынной пыли и песка. Как же она… искажать все любит. И кто из них еще наставник? Хотя Бастила формально такой же падаван, как и он, все негласно обращались к ней как к рыцарю. Тешили ее самолюбие. Ну по крайней мере Джухани, которая все еще ощущала свою опальность после прикосновения к Темной стороне, всуе поминала Бастилу весьма почтительно. Джоли воздерживался от комментариев, лишь ухмылялся в усы и отшучивался на тему своего возраста и «моя-твоя-не понимай». Кандерус помалкивал из-за Хэя, НК-47 традиционно не переваривал всех людей и употреблял исключительно «кусок филейного мяса» в отношении Бастилы. Видимо, подразумевал ее гендерное отличие от «мужчин-человеков», проходивших в его двоичном коде просто как «мешки мяса». Зато Миссия и Карт не упускали возможности поддразнить зазнававшуюся госпожу Шан.
-Как ты разгадала мой коварный замысел, Бастила? – театральным тоном проговорил парень. – я не пренебрегаю кодексом. Запрещено испытывать темные чувства, но я не могу целиком отказаться от чувств, потому что даже дроиды имеют матрицу эмоций. Я не верю, что можно пасть на Темную сторону, если любишь.
-Это абсурд, - буркнула Бастила, пытаясь совладать с бешено колотящимся сердцем. Она старалась не думать, какой смысл Хэй вложил в это обобщение. – Сила посылает нам испытания, в том числе испытания эмоциями. Ты сам понимаешь, как важно остановить Малака в этой войне, и эмоции мешают достижению цели. Я должна быть сильной, за нас обоих, и если бы ты меня в этом поддерживал, а не отвлекал постоянно всякими глупостями… - Бастила замолчала, чтобы перевести сбивающееся дыхание. Почему-то она ощутила себя последней ханжой. Словно все, во что она верила и чему ее учили, было неправильным. Неверным. Заставляющим этого удивительного человека хмуриться и смотреть на нее с какой-то горечью и разочарованием. Как ему это удается? При всей своей «неправильности» и эмоциональности он казался куда более настоящим джедаем, чем она. Самодостаточным. Целостным.
-Считаешь, что наша миссия – тест на твое мастерство? – спросил Хэй. Оказалось, он может резать и без световых мечей. Бастила едва сдержала нервную дрожь, словно он залепил ей пощечину.
-Пожалуйста, не говори так… - беспомощно, сдаваясь под его взглядом, попросила она. – Ты говоришь так, словно я использую тебя…
-Нет. Я говорю, что ты боишься своих чувств. Эмоций, - Хэй поднял руку и коснулся жесткими пальцами щеки девушки, ожидая, что она с фырканьем дикой кошки отшатнется. Не отшатнулась. Ее лицо побледнело, губы подрагивали – было видно, что ее защита трещит по швам и рушится.
-Хэй, мы джедаи… - сдавленно начала она. И куда только делись ее уверенность и непоколебимость? Наверное, после того, как из уст стоявшего перед ней человека прозвучало слово «любовь». Она всегда восхищалась им, но они существовали словно в разных мирах, непересекающихся плоскостях. Прирожденный лидер, мастер меча, гений тактики и стратегии, лучший во всем. Его ставили в пример, его словам хотелось верить. Он никогда не льстил, умел правду подать выгодней самой сладкой лжи. Даже когда герой превратился в завоевателя и страшную угрозу, и они пробирались по охваченным пожарами коридорам «Непобедимого» к мостику, ее сердце разрывалось на части. От осознания того, что им предстоит сделать. Боялась и восхищалась, ненавидела и боготворила. Когда «Левиафан» дал залп по мостику крейсера, он получил раны, несовместимые с жизнью, и именно ее решением было сохранить хотя бы искру жизни в его искалеченном теле. Когда поступил приказ от магистров Ордена, она уже пыталась лечить его, убеждая себя, что им нужны его знания, но на самом деле она знала правду. Постыдную правду. Мучительный стыд стал ее постоянным спутником, стоило ей взглянуть на него. Она не смела оспаривать решение Совета, но, по крайней мере, ему сохранили жизнь. Только превратили в кого-то другого. Мало того, еще и приставили ее следить за ним. За время военных действий они почти не пересекались, и поэтому когда они встретились снова на Тарисе, Бастила едва узнала ту матрицу личности, что внедрили ему. Он словно стал прежним, во времена академии на Дантуине. И это пугало. Ведь оставалась лазейка во тьму в их общих воспоминаниях, через которую он мог снова вступить на путь к Темной стороне.
-С тобой я стала сильна, как никогда. Моя Сила в зените, и это пугает меня. Потому что вместе с этим ты ослабляешь меня, я боюсь за тебя, я думаю о тебе… постоянно… - тихо проговорила девушка. – и я стану еще слабее. Это недопустимо, когда на кон поставлена судьба Республики.
-Ты боишься… Но не ситхов и Малака, - Хэй отвел с ее глаз непослушную темную прядку. – Ты запуталась в своих чувствах и слишком напугана, чтобы понять это.
-Это ты меня запутал! И хватит рыться у меня в голове! – слабо возмутилась Бастила.
-Не роюсь. У тебя на лице все написано, - парень чуть строптиво приподнял голову.
-У тебя тоже! – не желала сдаваться Бастила, беспомощно пламенея румянцем.
-И что же? – Хэй смешливо прищурился. Когда она так злилась, она оживала. Становилась такой искренней и настоящей. Чудной девушкой со всеми ее недостатками и чувствами. Наверное, именно этого он добивался, когда дразнил ее и подшучивал, побуждая дерзостью на ответную дерзость. Однако спустя мгновение он посерьезнел и сказал ей: - Я люблю тебя. И это не преступление.
Сердце гулко ударилось в ее груди. Подняв голову, чтобы не потерять контакта с его глазами, девушка жадно вглядывалась в его лицо. Она сдалась.
-Хватит болтать уже и поцелуй меня, болван… - хрипло прошептала Бастила, подавшись к нему.
Хэй рывком притянул ее к себе, она обвила руками его шею, стиснув пальцами тунику. Словно боялась, что он исчезнет и происходящее окажется очередной ночной грезой. Страстный поцелуй развеял все сомнения. Бастила запустила пальцы в спутанные волосы мужчины, его сильные руки обхватили ее талию, крепко прижимая к себе. Где-то на краю сознания мелькнули образы укоризненных и разочарованных лиц членов совета Ордена, но центром вселенной девушки сейчас был Хэй. Она позволяла его рукам скользить по своим плечам, груди и талии, стискивала пальцами его робу и первая завела пальцы за воротник его туники. На пол трижды упали отстегнутые мечи – пара клинков Хэя и посох Бастилы, а за ними и роба с туникой. Не отрываясь от губ Хэя, девушка скользила ладонями по его груди, ощущая подушечками пальцев многочисленные рубцы и шрамы. Вот сюда вонзился штырь, пробив тело насквозь, тогда, на мостике «Непобедимого». А этот рубец – след от удара Мандалора Наивысшего: ее пальцы скользнули по шраму слева на ребрах. Почему медики не стерли с его тела эти отметины прошедших сражений? Ведь это тоже часть его прошлого… Прихватывая его губы, Бастила закрыла глаза, ощущая Хэя через Силу: сгусток сияющего света, словно окно в летний полуденный сад. Затуманенным разумом она почти недоумевала, как можно этого бояться и считать падением на Темную сторону? Ведь это средоточие всех светлых чувств. В поцелуях и ласках Хэя не было ни намека на пошлость, похоть, о которых так пренебрежительно отзывались девушки в общежитии анклава. Сама такая ханжа была. Но сейчас Бастила впервые ощущала себя человеком, женщиной, а не джедаем, носителем своего дара, вершащего судьбы миллионов. И осознание своего «добровольного падения» горячило кровь не меньше, чем ощущение мозолистых чутких рук на ее теле. С мягким шорохом комбинезон упал к ее ногам. Спустя несколько мгновений Хэй уже мягко опустил ее на застеленную койку. Выгибаясь ему навстречу, Бастила стискивала его сильные плечи и откидывала голову, разметав по одеялу волосы. Никогда не думала, что можно так чувствовать другого человека, и от пьянящих незнакомых ощущений у нее кружилась голова.
-Я счастлив… - прошептал Хэй, прислонившись лбом ко лбу девушки. Он ни секунды не лукавил. Бастила боится, что чувства ее ослабят, его же это делало только сильнее. Желание быть с ней, оберегать и защищать. Ну и пусть она упрямится и строит из себя сурового магистра. С Бастилой было необычайно легко даже при всей ее неопытности. Ее тело отзывалось на малейшее движение и прикосновения, она отдавалась ему со всей страстью, на какую только была способна. И Хэй, сам того не замечая, коснулся Силы и уже в Силе пытался стать единым целым с Бастилой, отдавая ей свои душу и тело, прося того же взамен.
Девушка широко распахнула глаза, задавив рвущийся из груди вздох. Нельзя позволить ему коснуться ее воспоминаний о Реване, ведь если Хэй увидит в ее памяти и отпечатавшееся в ее сознании лицо темного лорда… Этого нельзя допустить! Бастила содрогнулась всем телом, впившись ногтями в плечи мужчины. Отступать было поздно, она не хотела и не могла, но наслаждение еще минуту назад превратилось в эмоциональную пытку. Горло сжало едкое чувство вины и подступивших слез. В такой момент ей приходилось закрывать сознание от Хэя и надеяться, что он это не заметит…
Хэй опустился на ее разгоряченное тело, прижавшись губами к бьющейся жилке на шее девушки, а Бастила смотрела в потолок широко распахнутыми глазами и прислушивалась к своим ощущениям. «О, великая Сила… Что же мы… что же Я натворила?!»
-Что такое? – глупо было надеяться, что он не заметит. Хэй растерянно посмотрел на нее, приподнявшись на локтях. Нет, он не ошибся. Что-то произошло. В какой-то момент Бастила от него закрылась. Словно захлопнулась створка раковины. – Я сделал что-то не так?
Ну да, всего лишь переспал с джедаем, со своим боевым товарищем…
Бастила выбралась из его объятий и села на койке, обхватив себя руками. Жар покидал разгоряченное тело, и вместе с этим приходило осознание того, что здесь творилось последний час.
-Бастила… - его пальцы коснулись ее спины между лопаток. Девушка вздрогнула всем телом, чуть отодвинувшись, стыдливо прикрыв грудь.
-Прости… - тихо сказала она, глядя перед собой. – Мы не должны были.
Хэй вздохнул и, пододвинувшись к краю койки, обнял ее за талию.
-Не надо… - Бастила неловко отстранилась и поднялась.
Пожалуй, теперь он знает, что чувствуют при заморозке заживо. Подтянув к себе штаны и сапоги, Хэй молча наблюдал, как одевается девушка.
-Дело не в тебе… - полностью одевшись, произнесла Бастила. Хэй поднял голову и внимательно посмотрел на ее напряженную спину и опущенные плечи.
-А в чем?
-Во всем… Этом… - ей было больно. Словно душа рвалась на части. Она едва сдерживала боль, но стоило Хэю попы¬таться коснуться ее Силой, Бастила вновь закрылась щитами. – Я не хочу, чтобы кто-нибудь увидел нас здесь вдвоем…
Чудо еще, что никто не вошел. Не глядя на него, она почти выбежала из отсека. Хэй запустил руки в шевелюру и ссутулился. Что же случилось… Кандерус часто ехидно проезжался по Бастиле, называя ее ледышкой и недотрогой, надо сказать, напрасно. Но от Хэя не укрылась резкая перемена ее эмоционального фона. В какой-то момент ему даже показалось, что она изображала страсть, словно через силу. Это было странно, ведь он ощущал отдачу и очень большую. Похоже, тут все же дело в эмоциях. Но что ее так испугало? Нарушение кодекса? Собственные чувства? В контексте ситуации его действия можно расценить как злобную диверсию и циничное надругательство над девичьей честью молодого джедая. Все усложнялось еще и тем, что Хэй за последние месяцы очень хорошо узнал Бастилу. Пожалуй, лучше даже, чем себя, учитывая эти кратковременные провалы в памяти и странные сны. И он знал, что Бастила ни за что бы и никогда не позволила бы себе такую слабость, если бы только сама этого не хотела. Значит ли это, что она тоже что-то чувствует к нему? Дааа… чем дальше в лес, тем злей кинраты.
В кают-компании Бастилы не было, да и что-то подсказывало Хэю, что девушка теперь будет старательно избегать его. Поэтому чтобы убить время до взлета, парень подсел к Миссии и Т3 на партию пазаака. А поскольку что дроид, что тви’лекка ловко мошенничали, играть было весело, особенно после того как Хэй после второго проигрыша стал применять джедайское предвидение. Возмущенные вопли Миссии и электронные трели Т3 помогли хоть как-то отвлечься от тягостных мыслей.

@темы: м!Реван, Фанфикшен, Бастила Шан, PG-13, Missing scene, KOTOR, Drama, Action/Adventure

Комментарии
2012-06-19 в 18:29 

The Old Republic
На самом деле, я замаскированный агент хаттов (с) Реван
Отлично. Мало кто берется за фики с мРеваном. Мало кто может уйти от пересказа игры, читай от описания своих прохождений. Мое восхищение прописанным характерам персов и ГГ. Будет время - прочту остальное.

URL
2012-06-20 в 00:56 

cat-aka-Rina
Спасибо )
Я и в ЖЖ как раз и рассуждала на эту тему: "не можешь нагуглить, напиши сам" ) Про женскую версию Ревана пишут много и охотно, а вот это, как ни странно, непаханное поле. Наверное, потому что Бастилу недолюбливают.

З.Ы. Спасибо за модерацию шапки, я в этом пока немного плохо разбираюсь (в частности, миди-макси и тд), не выкладывала нигде, кроме ЖЖ, а тот текст, что под спойлер не убрала, оставила на "всякий случай", чтобы читатель примерно видел, что придется читать. Больше наглеть не буду, правила для всех едины )

   

Star Wars: The Old Republic

главная